-17 °С
Болотло
Антитеррор
Бөтә яңылыҡтар
Хәтер яҡтыһы
24 Декабрь 2022, 22:23

Наследники Бадретдина

В республиканском журнале для женщин и семьи “Башҡортостан ҡыҙы ” (“Дочь Башкортостана”) (№8, 2022 года) напечатан очерк о славной женщине, уроженки Янаула. 25 декабря 2022 года исполнилось 90 лет со дня рождения Зои Нагибовой. Чтим ее память, пусть земля ей будет пухом!

Наследники Бадретдина
Наследники Бадретдина

Предлагаю вашему вниманию историю одной жизни. Когда ей было всего два года, она осталась без родителей. Тем не менее она выучилась. Свое имя вписала в число славных строителей, которые участвовали в строительстве Камской ГЭС. Стала “Лучшим рационализатором”. Дала достойное воспитание дочерям. Прожила светлую, благородную жизнь.

Детский дом
25 января 2022 года Зоя Владимировна Нагибова (Накиба Бадретдиновна Сахабутдинова) в возрасте 94 лет ушла в мир иной. Она родилась в микрорайоне Иванаево города Янаул Башкортостана. Ее отец, богатырь, мудрый Бадретдин, овдовев еще в молодости, женился на другой. От первой жены у Бадретдина было тоже 4 детей ( родилось 8, но 4 умерли либо при родах, либо до года), вторая тоже дала жизнь четырем малышам. Накиба – третья дочь от второй жены, после нее еще родился брат Накиб.
Бадретдин Сахабутдинов был землепашцем, наемных рабочих не держал, землю обрабатывали сами члены семьи. Бадретдин слыл силачом, побеждал на сабантуях. Тот, кого он победил на сабантуе, из зависти и злости написал на него донос. Пришли раскулачивать. Старшая дочь Бадретдина бежала за отцом, со слезами просила конвоира его отпустить, ее отбросили ударом ноги. Накибе было тогда 2,5 года. На девочке было простое платье, под него надели еще одно – новое, нарядное, когда увидели в окно, что их идут раскулачивать. Один из тех, кто пришел конфисковать добро Бадретдина, заметив, что у малышки новое платье, спрятанное под старым, заставил снять и забрал его с собой. Оставив в одном стареньком платишке ребеночка, вместе с мамой и другими детьми выгнали на улицу. Мама детей с горя умерла, оставив своего 10-дневного малыша сына Накиба.
Наступили тяжелые дни. Не выдержало, остановилось сердце и бабушки. Деткам, изгнанным из своего родного дома, пришлось переселиться в дом старшей сестры, которая была замужем. Маленькую Накибу отправили присматривать за младенцем в чужую семью. Хозяйка обижала не только словом, но и поднимала на нее руку. Девочка вынуждена была бежать из этого дома.
Потом, когда сестра Халима предложила пойти или в другую семью в качестве нянечки, или же в приют, Накиба выбрала приют. Халима привела ее на порог детского дома города Сарапул. Привела и, спрятавшись в сторонке, ждала, когда ее заведут в детский дом, лишь потом, успокоившись, ушла. Не оставила даже бумагу с именем сестреночки, боялась, узнают и будут притеснять как дочь кулака.
Здесь малышке дали фамилию Нагибова – девочка, говорившая на татарском, толком не смогла объяснить как ее зовут, видимо, услышав из ее уст “Накиба”, подумали, так звучит фамилия. Воспитательница Зоя назвала ее своим же именем, по отчеству нарекли Владимировной – по имени Ленина. Так Накиба стала Зоей Владимировной.
В детдоме она училась на “отлично”. Мальчик, который был лидером среди сверстников, Коля Рябцев, всегда ее защищал. Не давал никому в обиду. Она же отличалась от всех своей восточной красотой, стройностью, густыми волосами.


Артек – счастье, что выпало на долю
1941 году ее наградили за отличную учебу и за активную работу (она была библиотекарем в школе и выпускала стенгазету – оформляла, очень хорошо рисовала, чертила) путевкой в Артек. Однажды в библиотеке она прочитала книжку об Артеке. И стала мечтать об этом лагере. А мечты имеют обыкновение сбываться! 7 июня с пятерьмя девочками они прибыли в Артек. Потом она назовет эти дни самыми счастливыми. Ребята выпустят книгу, посвященную юбилею лагеря, которая откроется рассказом-воспоминанием Накибы об Артеке.
22 июня у них должен был быть поход на яликах. Повесив на стульчики формы-матроски, выданные накануне, ребята легли спать. А рано утром им сообщили, что началась война. Смена должна была закончиться в 20-ых числах июля, а получилось, что в лагере пробыли только часть положенного времени. Многие плакали, когда сообщили о войне. Там были и дети с территорий, захваченных врагом, они не знали, что случилось с их родственниками.
Накиба обратно приехала в детдом. Окончив неполную среднюю школу, вернулась в Янаул. Старшая сестра к тому времени закончила учительский институт в Екатеринбурге. Из-за того, что была дочерью раскулаченного, ее никуда не брали на работу. И, наконец-то, ей удалось устроиться учительницей начальной школы деревни Татар Уразы, что в пяти километрах от Янаула. Ей дали для жилья комнату при школе. Накиба приехала к сестре, поступила в железнодорожную школу в Янауле, это была такая самая сильная школа в округе. Каждый день пешком ходила учиться. В школе она выпускала все праздничные стенгазеты. А однажды, в канун 7 ноября, запозднившись с оформлением стенгазеты, осталась ночевать в классе и приготовила себе в консервной банке картошку. Внезапно появилась какая-то комиссия, сопровождающие руководители, рассказав про девчонку, объяснили почему она здесь спит. После этого ее определили в пришкольный интернат. Назначили пионервожатой интерната.


Дорога, берущая начало в Москве
1945 году Накиба закончила среднюю школу. Вместе с подружками они поехали поступать в текстильный институт. Только-только война закончилась, надо было получить разрешение на выезд. И пока приехали в Москву, прием в тот вуз уже закончился. Шел прием в Московский торфяной институт. Там готовили гидростроителей. Когда училась, работала на метрострое, чтобы было на что жить. Младший брат после 7-го класса сбежал из детдома, приехал к ней, она его устроила в ПТУ под Москвой. Накиб сбежал и оттуда. Накиба написала директору детдома письмо и он там же доучился. Закончив институт, она будучи инженером- гидростроителем, получила распределение на строительство Камского ГЭС. Пермь был ближе к родине. Ее назначили начальником земснаряда – судна, предназначенного для гидротехнических работ, для углубления дна. В ее подчинении были суровые мужчины, рабочие разных специальностей. Она не огрубела возле них, никогда не ругалась. В журнале “Работница”, бережно хранимом в семейном архиве, была опубликована статья о ее трудовых достижениях, о том, как за короткий срок смогла вывести свою бригаду в передовые, завоевать авторитет.
Как-то случилось, что лодка от земснаряда ушла по течению, все смотрят, а она бросилась и поплыла к этой лодке. Мужчины стояли и смотрели. После этого уважение к ней возросло в разы. Отмечали труд ее благодарностями. В комитет комсомола была избрана. Услышав ее яркое выступление в одном митинге, предложили стать секретарем. Но она отказалась. В ее подчинении работал и будущий муж Попков Борис Александрович, он был механиком этого земснаряда. Очень долго ухаживал, чтобы завоевать сердце красавицы. Когда закончилось строительство Камской ГЭС, они поженились.
Далее молодую семью направили на строительство Новосибирской ГЭС. Рожать Накиба поехала в Пермь. Дочурку назвали Татьяной. Так и осталась их семья в Перми. Накиба пошла работать на телефонный завод, конструктором, и ее по партийному призыву направили на завод Камкабель, до распада Союза он был крупнейшим кабельным заводом в Советском Союзе. Строился этот завод на окраине Перми. Она согласилась, потому что обещали квартиру. Ведь в то время им приходилось жить со свекровью. Это были очень тяжелые для Накибы годы. Свекровь имела двухэтажный дом, напротив храма. Звали ее Зоя Прокопьевна, у нее было шестеро детей. Она была чрезвычайно властной женщиной. Накиба, в детстве лишенная материнской ласки, здесь также ощущала нелюбовь свекрови к себе. Поэтому при первой возможности ушла из этого дома. Молодой семье дали двухкомнатную квартиру. К сожалению, вскоре скончался от тяжелой болезни глава семейства. Татьяне в тот момент было четыре года, а сестре ее Людмиле – всего два.


Жизнь, посвященная детям
В 32 года Накиба овдовела, осталась с двумя маленькими детьми на руках. Всю дальнейшую жизнь она посвятила детям, дала им хорошее воспитание и достойное образование. Купила дорогущее пианино, водила их на фигурное катание. Не жалела денег на коньки, шила им красивые платья. Девочки тоже старались, учились на отлично, добивались успехов во всем.
Накиба обучала студентов вечернего отделения политехнического института. Стала рационализатором. Ее цех был признан цехом изобретателей, победителем трудовых соревнований. Имя ее внесено в книгу Почета Пермского областного совета ордена Ленина Всесоюзного общества изобретателей и рационализаторов. Наша землячка удостоена звания “Лучшая женщина рационализатор России”, награждена множеством грамот.
Самое главное, она оставила неугасаемое солнце любви в душе дочерей. В данное время они переживают глубокую утрату. Ведь для детей, сколько бы им не было лет, утрата мамы – самая большая потеря в жизни.
Татьяна работает в лицее № 3 города Сочи. Она в 55 лет, сменив профессию, нашла свой путь. Несмотря на то, что поздно пришла в данную стезю, она уже стала учительницей высшей категории, методистом по начальным классам. Ибо к своей работе относится творчески, ответственно. Достойно воспитала сына Никиту. Он полковник, работает в арбитражном суде, защитил кандидатскую диссертацию. Со снохой Анастасией воспитывают двоих детей – Петра и Машу.
Людмила познала радость материнства мамой намного позже, после 40 лет. Она живет в Перми.
Накибу-ханым после смерти похоронена в Янаульском районе в деревне Татар Уразы, в кладбище, рядом с могилами сестер. По словам Татьяны, ее мама часто повторяла, что она мусульманка. Верила во Всевышнего. На смертном одре, протянув ручки ввысь, она говорила на своем, родном. Тогда Татьяне было очень жаль, что не знает родного языка и дала себе слово, что его выучит. Сейчас она принялась за изучение татарского языка и мечтает создать “Дом Бадретдина”, где хочет восстановить историю своего рода. Несмотря на то, корни их древа пытались вырубить, дети выстояли, отучились, служили отчизне, достойно трудились. А Накиба состоялась в силу своего ума, проницательности. Чтобы чувствовать свою уникальную красоту, неповторимость, ей не хватало национального менталитета, национальной культуры. К такому мнению пришла дочь Татьяна, обдумав ее жизненный путь. Душа Татьяны тоже в Янауле, где захоронены родные. Эту землю она считает своей Родиной. И это ей придает силы.
Наследники Бадретдина живут до столетнего возраста, они отличаются стойкостью духа и выносливостью. Пусть не угасает их пламя жизнелюбия и желание творить. Пусть не забываются их славные имена.

Гульназ КУТУЕВА.
Автор перевода Альмира Киреева.

Автор:Гөлназ Ҡотоева
Читайте нас в